Картуазная башня

지난달

По случаю слово-за-слово с @daybook в комментах к посту «Морской штаб», припомнилась одна старая городская легенда, что ходила по Владивостоку ещё в те времена, когда по Владивостоку люди всё же больше ходили, а не ездили, как сейчас. Пешая ходьба - занятие способствует глядению по сторонам, а иногда даже вверх, прости Господи, в небо. В отличие от нынешней цепкой хватки за баранку руля и лихорадочного метания взглядом меж зеркал к светофору.

А там вверху много всякого интересного.
Например стены домов, крыши и башни на них. Собственно про башню комментарии и получились. Вот эту: сигнальную башню на крыше Морского Штаба.


seastaff_25.jpg

Её нынче нет – убрали за ненадобностью при реконструкции.
Сто лет назад, когда Штаб только-только построили, эта башня стояла на месте и делала свою работу: несла портовые сигналы на мачте на самом верху.
Такие мачты были во всех портах, а часто - просто вдоль берега. Служили они семафорами. Но главная задача - подавать сигнал в море.

1280px-Semaphores_QE3_20.jpg

Сигналы морякам очень нужны: они предупреждали о грядущем ненастье. Если скажем на мачте «ведро» - чёрный треугольник – значит ожидается сильный ветер с севера. Если «ведро» острым углом вверх, как «ведьмин колпак» - значит с юга.
Если «чёрный шар» - грядёт шторм с волной не ниже шести баллов. И так далее – сигналов этих – целая Книга и каждый моряк знает её наизусть.
В туман или при низкой облачности, сигналы приходилось давать холостыми выстрелами из специальной мортирки. Заряды для неё - картонные стаканчики с порохом – «картузы» хранились тут же. Поэтому и башню называли «картузной» . .
Непосредственно под башней располагался кабинет капитана порта. К нему вела главная лестница, с широкими гранитными ступенями.
Но в легенде, у башни есть ещё одно имя – «картёжная». И это тоже правда, пусть и не вся.
Правда, что на верхнем этаже оборудована специальная комната для вахтенного наблюдателя и офицеров связи. В комнате на столе лежала большая карта, с фигурками кораблей – кто на какой рейдовой точке встал на якорь, кто под парАми, у кого карантин и прочие важные вещи портовой обстановки. Из этой же комнаты, через специальный бронзовый канделябр с лебёдками и системой блоков, сигналы тросами поднимались наверх.
Такова официальная этимология.

Неофициальная: моряки там от нечего делать играли в карты. А поскольку Владивосток в 1913 году был порт отнюдь не самый оживлённый и уж тем более – боевых кораблей в нём после Цусимы по сути не оставалось – то в карты там играли сутками напролёт.
Сперва вахтенные офицеры. Потом к ним присоединились и те, кто свободен от вахты. Далее – ком-состава штаба. А к зиме – и гражданские привыкли захаживать. Место уютное, от чёрного кабацкого люда – укрытое. Сервис обеспечивала интендантская служба по самому высокому разряду. Посидеть, попить, покурить… что ещё нужно уважаемому гражданину? Перекинуться в картишки? Да. Тогда ж этих ваших интернетов не знали.
За столом с картами сидели по-долгу. Нормально если игра идёт целый день и ещё ночь.
Случалось кто-то уходил раньше прочих. А иной средь игры приходил. Город маленький – все друг друга знают.
Так что - ни нашим, ни вашим - прозвали в народе ту башню "картуазной". Ну, вы поняли...

В тот осенний вечер собрался традиционный состав: пара штабных чинов, вахтенный мичман, казначей командующего – капитан 1-го ранга Фойгт и флотский батюшка протодиакон Даниил. Из штатских – городской почтмейстер Гесснер-Витольский.
Обычным манером шла и сама игра – вестовые меняли бокалы, за часами никто не следил. Надобно заметить, что в провинции, кроме карт, развлечений немного. У самих игроков ставки не велики, потому как откуда в провинции деньги?
Играли по-малой. Штабные чины по-копеечке. Вахтенный – на расписках. Батюшка - на то воля Божья – никогда не проигрывал. Что при малых ставках добавляло скуки к игре. В общем, сидели они в тот вечер долго. И вполне вероятно, что это был уже не первый вечер игры – подробности не известны. Одно лишь легенда гласит с определённость: то-ли казначей, то ли почтмейстер (не узнать теперь кто первый), сорвался с пути осторожности, увлёк коллегу азартом и пошли они на перегонки выставлять казённые суммы. Игра , при таких переменах, тут же набрала оживлённый ход. Вестовые с бутылками бегали чаще. Там и еды поднесли.
Но конец наступил неотвратимо : к полуночи оба продулись.

Почтмейстер , впрочем, имел на исправление отсрочку: своё начальство видел лишь изредка. Во Владивосток оно не ходок. Имелось и время почтмейстерскую бухгалтерию переписать. А вот у казначея позиция выглядела конфузно, с учётом того, что он проиграл зарплаты в том числе и тех штабных чинов, что сидели против него за столом.

В положении двух этих господ образовалась досадная запутанность, требовавшая энергичного разрешения. Причём такого, с которым к согласию пришли бы и все остальные. Кто-то (легенда , увы, не знает фамилии) предложил отыскать Истину батюшке, дабы усекновение греха не породило бы ереси - в Бога то верили все.
К то муже протодиакон был лёгок на руку – сам соблюдал и других не вводил.
Решено было сыграть «на троих» и кто победит – тот остальных и рассудит. Ну а поскольку у батюшки денег немного, а прочие – вовсе без таковых, то решили «ставить натурою». Причём священнослужителю было предложено принять в банк «отпущение всякого земного греха, коего саном его отпускать дозволяется».

Протодиакон горячо возражал такой богопротивности. Но два других игрока спешно сделали ставки.
Почтмейстер положил свой картуз с гербовой кокардой – символ власти и авторитета во всем городе.
Казначей … А казначей поставил на кон дочь: барышню год на выданье.


0066s.jpg

Мадемуазель Фойгт в городской свет вышла в аккурат к весне. Сватался уже сын местного гласного мануфактурных дел купца Трофима Татарникова - Лазарь. Но Фойгты отвечать не спешили - метили выше, и сватовство то регулярно откладывалось. Были у барышни и другие партии – с кем и на каких условиях легенда умалчивает.

Приняв такую ставку, усомнился Даниил - "скрепы его" напряглись прежде меры.
Дело в том, что был в его положении пунктик – задержался отец в протодиаконах. Но в предстоянии к следующему , давно и добросовестно выслуженному сану , должен был он предьявить брачные узы, как свидетельство веры, коей служение выказано не только мыслями, но и телом. И вот с этими «узами» у флотского капеллана всё как-то не получалось – пока он на кораблях в походах, барышни за муж выходят за других.

Сейчас то, на трезвую голову разбирая тот случай, понятно - не стоило так играть. Как ни крути, при таких ставках не бывать победителю. Разве только – игра не «за ставку», а для избрания того, кто разберёт. Но в итоге – и этого не получилось.
А получилось вот что.
Сыграли. Даниил ожидаемо выиграл.
Двое других спохватились, что ни картуза с кокардой, ни дочки на выдане им не видать. И грехов их никто не отпустит. И осознав очередное утяжеление своей судьбы, принялись обвинять священника в шулерстве. Произошла потасовка. Спорщиков взялись разнимать чины не игравшие. Для острастки мичман выстрелил в воздух из револьвера. Но в помещении пуля срикошетировала от сигнального канделябра в голову почтмейстера, убив наповал.
Так гласит легенда.

То что почтмейстер в тот год и в правду подозрительно быстро преставился – известный факт. Ни болезни, ни травмы его скорпостижной кончине никак не предшествовали. Был вот и умер. Всё.
Казначея судили за растрату и даже был приговор, но настала война с немцами и он разжалованный в лейтенанты отправился на Балтфлот.
Дочка его в этой всей суматохе пропала без вести. Пропал куда-то и мичман. Говорят, их встречали в Шанхае , но это проверить нет сил.
Отец Даниил всё ж на ком-то женился и был рукоположен, но произошло это уже в эмиграции.

А ещё легенда гласит, что временами на сигнальной мачте моряки с заходивших во Владивосток кораблей вместо «штормового шара» видели какую-то ерунду, похожую на дырявый почтмейстерский картуз с кокардой. Но и этот факт остаётся лишь на доверии – мачтой не пользовались с 1918-го года.

От себя могу сообщить достоверно один феномен.
В начале 90-х я работал в этом здании. От башни и мачты, конечно же уже следов не осталось, но главная лестница – была: широкая, двух-ходовая, с просторным атриумом от второго этажа, уставленным колоннами, украшенная лепниной и чугунными решётками лифтовых шахт.
Так вот, случалось мне засидевшись допоздна на работе, спускаться по этим ступеням в одиночестве. И каждый шаг, даже самый тихий отражался от стен, лепнины, решёток многократным шелестящим эхом – звуком, точь-в точь похожим на тот, что издаёт колода тасуемых карт.
Но это к легенде наверняка уже не относимо.

VNV.jpg

<позади "Осадочек" | впереди пока ничего>

О Г Л А В Л Е Н И Е

Authors get paid when people like you upvote their post.
If you enjoyed what you read here, create your account today and start earning FREE STEEM!
STEEMKR.COM IS SPONSORED BY
ADVERTISEMENT
Sort Order:  trending

Атмосферно получилось. Удобно, что карты с метками на стену крепят, чтобы стол не занимала. =)

·

Нет-нет... Вы не правильно поняли:

556556.jpg

·
·

Т.е. в комнате было 2 стола? На одном карта, на другом играли?
Или было 2 комнаты: одна с картой, другая с картежниками?

·
·
·

Т.е. вы плохо думаете о моряках.
А моряки играют картами на картах ;) Такова традиция ;)

·
·
·
·

Я наоборот хорошо о них думаю, а они на карте играют. Метки могут смахнуть и замарать.

Не стало башни - целый кусок бытия исчезает из памяти людей. Нельзя так безрассудно относиться к историческим предметам. Всё-таки нищее поколение пришло к власти.

·

Просто одни легенды сменили другие.
Я уже заранее смеюсь, когда думаю - что будут про нас рассказывать :)

Прекрасный пост. Вы очень интересно пишете и мне очень нравиться исторические события, а Владивосток это имя которое многим известен. Хорошо что приложили старые фотки с красивой архитектурой и наверняка у Вас есть в запасе морские снимки.

·

Спасибо.
Конечно есть ;) И места тут красивые даже там, где нет моря.